Поддержите сайт lumiere.ru на конкурсе «Рейтинг Рунета»
Пресса о нас

Авангард, иконы 60-х, Стерджес: 12 знаковых выставок. Интервью с Натальей Григорьевой

Галерее имени братьев Люмьер исполнилось 15 лет. Ее директор Наталья Григорьева рассказала «Афише Daily» о том, как все начиналось: о маленькой галерее в ЦДХ, знакомстве с великими фотографами и, наконец, переезде на «Красный Октябрь» — где она основала фактически музей фотографии.

— В прошлом году в одном из интервью вы сказали: чтобы сделать фотовыставку из 300 работ, нужно отсканировать 10 000 негативов, отсмотреть их, напечатать 2000, 1500 из них выбросить — и только 500 оставить. В наше цифровое время такой подход кажется безумием. 

— Почему безумие? Каждый отпечаток — произведение искусства, поэтому нужно понять, как его напечатать и скадрировать. А еще лучше — найти авторский отпечаток и понять, как его кадрировал и ретушировал автор. Часто винтажную работу автора советского периода нужно искать в частных коллекциях или западных музеях. Ретроспективную выставку Якова Халипа, которая открывается у нас в Центре фотографии на этой неделе, я делала десять лет. Обычная выставка советской фотографии — это примерно полтора года серьезной работы куратора, сканировщика, печатника. 

— Свиблова за 20 лет существования МАММ расширила поле его интересов от фотографии до мультимедиа, стала работать с более широким разбросом жанров, отвечая в том числе и на запросы времени. Ни для кого не секрет, что фотография сейчас в упадке. Почему вы не последовали ее примеру? 

— Я считаю, что не сделала и половину того, что должна нашей фотографии XX века. Ольга Львовна использует рычаги маркетинга, а я влюблена в фотографию точно так же, как в своих детей. Когда по два с половиной года работаешь с фотографами, разбирая архивы, то входишь с ними в человеческие отношения… Я могу делать модные проекты, чтобы вы чаще приходили брать у меня интервью, — но у меня есть долг перед советскими фотографами и их наследниками. Честно говоря, мне просто неинтересно все время развлекать посетителей сладкими и легкими темами. Есть выставки, которые работают на образование моего посетителя, а есть те, что образовывают меня. Даже если посетитель к ним и не готов, их нужно делать, пока архив жив и жив автор, а не откладывать на лучшие времена. 

— Вы как-то отделяете идеологию от фотографий? Потому что, рассматривая радостные снимки 30-х годов, трудно оставить за скобками исторический контекст. И, кажется, сейчас этот вопрос становится все острее — с тех пор как у нас в Историческом музее повесили Герасимова, а в Третьяковке стали показывать Коржева. 

— У каждого музея свои задачи. Моя — помочь разобраться в советском фотоискусстве, где многое утеряно, неправильно атрибутировано или забыто. Я не исторический музей и не политолог: мне важна фотография, а какой материал к ней писался в ТАСС, когда ее использовали в качестве иллюстрации, — это не важно. Кабаков говорил, что история берет с собой не всех, и за сто лет работы многих фотографов тоже отсеялись. Мне интересны все советские периоды: каждое время оставило свои снимки, на основе которых мы пишем историю фотографии. Не историю России в фотографиях, как это делает один известный музей. Чтобы создавать историю России, у меня нет ни образования, ни желания. Могу рассказать одну историю. У нас была серьезная дружба с Антанасом Суткусом (основатель Литовской школы фотографии. — Прим. ред.), и когда он из-за некоторых политических моментов не хотел выставляться в Москве, я сказала строго, что он будет выставляться не в Москве — а у меня. И тогда он согласился.

Интервью порталу Afisha.daily.ru 

Комментарии
Зарегистрируйтесь, либо пройдите авторизацию для того, чтобы добавлять комментарии.
Важно

Внимание! 1 мая Центра фотографии работает с 12:00 до 22:00

Подписаться на:

абонемент

13 дней до

Портфолио-ревю

Гастел

Пил